ВЗРЫВ МОЗГА

Прошло три года, и Сергей Андреевич Алексеенко испытал на себе «прелести» «рассыпания». Вот как он об этом рассказывал: «В августе 1956 года я оказался на Байконуре. До поры до времени с проявлениями болезни Жарова не сталкивался. Я уж было подумал, что эта зараза цепляется к людям только на Семипалатинском полигоне. И вдруг в один не самый прекрасный день сам стал ее жертвой. Мы собирались уезжать, однако 12 августа меня неожиданно вызвали в комиссию по расследованию диверсии, совершенной на некоторых сооружениях.

На двух автомашинах въехали в «поле» с тылового КП. На сооружениях нам предстала странная картина: побитая аппаратура, порезанные кабельные разводки.

Старший группы, Леонов, все время посматривал на часы и торопил нас. Наконец собрались возле машин перекурить. Мы с Леоновым, некурящие, стояли за второй, и я, наклонившись, палочкой чертил на песке схему. Вдруг что-то вспыхнуло, и нас окунуло в море света, земля под ногами на мгновение стала зыбкой, я четко увидел плавающие в ослепительном свете собственные мозги — казалось, наблюдаю их со стороны. Затем раздался невероятный грохот, и ударная волна обрушила шквал пыли и мелких камешков: по ногам точно серпом резанули — остро и больно! А дальше — темнота».

Потом Алексеенко рассказывали, что он находился в отключке два дня. Когда пришел в себя, никаких неприятных симптомов не испытывал. Только он был уверен, что все происшедшее с ним — результат атомного взрыва, вблизи которого он оказался волей случая. Но нет — сослуживцы уверяли, что никаких взрывов не было. Выходит, его «догнала» та самая странная болезнь. Потом она приключилась с Алексеенко еще раз.

Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>